Вся Россия
Меню

Судебная практика по делам, связанным с брачным договором

Судебная практика по делам, связанным с брачным договором

1. Суд может признать брачный договор недействительным, если установит, что его условия ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение

 

Суд признал брачный договор недействительным, так как его условия ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, полностью лишая после расторжения брака права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака (Определение Верховного Суда РФ от 20.12.2016 N 5-КГ16-174).

Суд, признавая брачный договор недействительным, исходил из того, что его условия поставили С. в крайне неблагоприятное положение, поскольку после расторжения брака он лишается всего совместно нажитого имущества.

В силу п. 2 ст. 44 СК РФ суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования п. 3 ст. 42 СК РФ, ничтожны.

Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, он полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишения одного из них полностью права на имущество, нажитое в период брака.

Брачным договором предусмотрено, что в случае расторжения брака по взаимному согласию на все нажитое во время брака имущество сохраняется правовой режим (общей совместной собственности или собственности одного из супругов), действующий в период брака, если данным договором не предусмотрено иное.

Вместе с тем согласно брачному договору в случае расторжения брака по инициативе С. либо в результате его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т.п.) имущество, нажитое во время брака и относящееся к общей совместной собственности супругов, переходит в собственность К.

Банковские вклады, сделанные супругами во время брака, а также проценты по ним являются во время брака и в случае его расторжения собственностью супруги; акции и другие ценные бумаги, приобретенные во время брака (кроме ценных бумаг на предъявителя), а также дивиденды по ним принадлежат во время брака и в случае его расторжения супруге; доля в имуществе и (или) доходах коммерческих организаций, приобретенная во время брака, является во время брака и в случае его расторжения собственностью супруги; приобретенные супругами во время брака посуда, кухонная утварь, кухонная бытовая техника являются в период брака общей совместной собственностью супругов, а в случае расторжения брака собственностью супруги.

Исходя из того что при заключении брачного договора стороны исходили из всего совместно нажитого имущества, суд пришел к выводу о том, что условия договора ставят С. в крайне неблагоприятное положение, поскольку он после расторжения брака полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.

Доводы К. об отсутствии диспропорции в распределении между супругами имущества, нажитого в период брака, в связи с тем, что в собственности супруга из состава совместно нажитого имущества остались акции, а также автомобиль, счета в банке, предметы домашней обстановки, права требования к ООО, несостоятельны, поскольку согласно договору все имущество, за исключением подарков, в случае расторжения брака по инициативе С. переходит в собственность К. Кроме того, наличие такого имущества и подарков не установлено.

Представленный К. договор аренды, заключенный в период брака сроком на 47 лет между С. (арендатор) и ОАО (арендодатель) на передачу арендатору в срочное возмездное владение дачного помещения, вопреки утверждениям К. о том, что после расторжения брака с С. право аренды данного объекта с учетом произведенных супругами неотъемлемых улучшений и всего находящегося в нем совместно нажитого дорогостоящего имущества осталось у С., не опровергает выводы о лишении С. при исполнении условий брачного договора права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака, поскольку аренда является одной из разновидностей имущественного права, относящегося к общей совместной собственности супругов, не переходящего согласно условиям брачного договора к истцу.

Исходя из того что супруги не имели в совместной собственности имущества, право на которое по условиям брачного договора не перешло или не должно перейти к К., суд пришел к выводу о лишении С. после расторжения брака всего совместно нажитого имущества.

Учитывая, что исполнение условий брачного договора началось в момент раздела имущества, осуществляемого по условиям брачного договора, момент начала срока исковой давности по требованиям о признании договора недействительным (по основаниям ничтожности и оспоримости) совпадает с моментом раздела имущества бывших супругов.

Суд отказал в признании брачного договора недействительным, поскольку не были представлены доказательства того, что один из супругов поставлен условиями договора в крайне неблагоприятное положение; несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания договора недействительным (Определение Верховного Суда РФ от 24.05.2016 N 18-КГ16-10).

Согласно удостоверенному нотариусом брачному договору любое недвижимое имущество, которые супруги Н. и А. предполагают приобрести как в период брака, так и в случае его расторжения, признается собственностью того супруга, на чье имя приобретается недвижимость. Договором установлено, что приобретенная в период брака квартира переходит в исключительную собственность Н. А. права на квартиру не имеет, также не требуется его согласия на ее отчуждение. Все имущественные права и обязанности супругов, приобретенные ими как в период брака, так и в случае его расторжения, признаются собственностью того супруга, на чье имя приобретено имущество. Приобретенные в период брака автомобиль и гаражный бокс переходят в собственность А.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что брачный договор соответствует закону, а доказательств того, что его условиями А. поставлен в крайне неблагоприятное положение, не представлено, ссылка А. на несоразмерный раздел имущества несостоятельна, поскольку возможность отступления от равенства долей посредством заключения брачного договора предусмотрена законом, а несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания договора недействительным. Н. соблюдены условия договора в части имущественных обязанностей, в том числе обязанности по выплате кредита, которую она исполняет самостоятельно и за свой счет. При этом суд указал, что в собственности А. имеется квартира, в связи с чем его довод об отсутствии у него иного недвижимого имущества является необоснованным.

Апелляционная инстанция исходила из того, что спорная квартира приобреталась за счет денежных средств, полученных по кредитным договорам, по которым А. выступает поручителем и в период брака погашал задолженность, поэтому передача квартиры по условиям брачного договора в собственность Н. полностью лишает А. права на имущество, нажитое в период брака. Также признана необоснованной ссылка на наличие у А. в собственности квартиры, поскольку она была приватизирована им и продана, а часть денег от ее продажи пошла в уплату за спорную квартиру. То обстоятельство, что А. по брачному договору остался автомобиль и гараж, не может служить доказательством, что брачным договором он не поставлен в крайне неблагоприятное положение. Кроме того, А. является инвалидом.

Суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение (п. 2 ст. 44 СК РФ).

Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, он полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишать одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака.

Брачный договор не содержит условий, которыми А. поставлен в крайне неблагоприятное имущественное положение, в нем отсутствуют положения, указывающие на признание права собственности на все совместно нажитое имущество только за Н.

Стороны распределили между собой имущество таким образом, что А. передано в собственность и недвижимое (гараж), и движимое (машина) имущество, при этом в собственность Н. перешла не только спорная квартира, но и обязательство по погашению кредита. Существенная диспропорция в распределении между супругами имущества, нажитого в период брака, и имущественных обязанностей супругов в связи с передачей каждому из них конкретного вида имущества отсутствует.

В деле отсутствуют как доказательства предъявления требований к А. как к поручителю по кредитному договору, так и доказательства наличия оснований для предъявления таких требований, а также доказательства возможности предъявления А. регрессных требований к Н. в случае исполнения им обязательств по кредитному договору.

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание обстоятельства обременения залогом банка спорной квартиры, а также обстоятельства исполнения обязательств по погашению кредитного договора Н. в период брака и принятие ею согласно брачному договору обязательства по погашению кредита в дальнейшем.

Кроме того, не учтено, что А. на праве собственности принадлежала квартира, которая была продана им по договору купли-продажи. Доказательств того, что часть средств от продажи этой квартиры была направлена им в погашение кредита за спорную квартиру, не имеется. Кроме того, квартира была продана А. спустя более года с момента заключения брачного договора и после прекращения брака с Н. Позже А. продал принадлежащий ему по брачному договору гаражный бокс. Наличие у А. заболевания правового значения для применения ст. ст. 42, 44 СК РФ не имеет.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила апелляционное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Суд пришел к выводу о том, что брачный договор не содержит условий, которые ставят истца в крайне неблагоприятное положение, поскольку 1/2 доли квартиры принадлежала одному супругу еще до брака, а собственность того же супруга в отношении другой 1/2 доли установлена брачным договором (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.01.2017 по делу N 33-995).

З.Е. обратилась с иском к А.З. и А.Р. о признании прекратившими право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, указывая, что согласно брачному договору, заключенному между истцом и А.З., истцу принадлежала на праве долевой собственности 1/2 доли квартиры.

08.12.2014 брак между З.Е. и А.З. прекращен. А.З. выехал из квартиры, вывез личные вещи, однако с регистрационного учета не снялся.

А.З. обратился со встречным иском к З.Е. о признании брачного договора недействительным в связи с тем, что 1/2 доли приобретена истцом в период брака за счет общих денежных средств, в период брака никакого иного недвижимого имущества нажито не было, недвижимого имущества, находящегося в личной собственности, он не имеет, и с учетом сложившейся ситуации брачный договор лишает его права на раздел в равных долях имущества, нажитого в период брака.

Пунктом 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" разъяснено, что если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

З.Е. является собственником квартиры на основании договора передачи квартиры в собственность от 14.04.1992 (1/2 доли) и на основании договора купли-продажи 1/2 доли в праве собственности на квартиру от 09.12.2002.

03.12.2002 между З.Е. и А.З. был заключен брачный договор. Супруги договорились, что в отношении 1/2 доли квартиры, которая будет приобретена З.Е. у ее отца, с момента государственной регистрации соответствующего договора и перехода права собственности по нему будет установлен режим личной собственности З.Е.

09.12.2002 между З.Е. и З.В. был заключен договор купли-продажи 1/2 доли квартиры.

Разрешая встречный иск А.З., суд исходил из того, что в силу ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, законом или добровольно принятым обязательством. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Суд пришел к выводу о том, что брачный договор не содержит условий, которые ставят истца в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства.

 

2. Долг по кредиту, на средства которого приобретено имущество, переходящее по брачному договору одному из супругов, не подлежит взысканию со второго супруга

 

Суд отказал в иске о взыскании уплаченных платежей по ипотечному кредитному договору, поскольку истец не представил доказательств того, что средства по заключенным им кредитным договорам были потрачены на нужды семьи, а также что спорный автомобиль был приобретен в общую совместную собственность за счет кредитных средств (Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 25.04.2017 по делу N 33-3956/2017).

В период брака сторонами приобретена квартира за счет собственных и кредитных средств, предоставленных банком по кредитному договору. После расторжения брака, в период с 01.01.2014 по 26.09.2016, платежи по ипотечному кредиту осуществлялись только О. В связи с тем, что обязательства по кредитному договору являются общим долгом сторон, О. просил взыскать с Н. уплаченные истцом платежи по ипотечному кредитному договору.

Н. обратилась со встречным иском к О. о разделе автомобиля, приобретенного в период брака, о взыскании с ответчика в ее пользу. В обоснование иска указано, что спорный автомобиль после расторжения брака с согласия истца оставался в пользовании ответчика, раздел имущества после расторжения брака не производился, ответчик без ее согласия продал автомобиль, не выплатив ей стоимость 1/2 доли в общей собственности на автомобиль.

Кроме этого, О. обратился с иском к Н. о признании совместно нажитым в период брака долга по кредитному договору и о взыскании 1/2 доли фактически оплаченного кредита. В обоснование иска указано, что в период брака на заемные кредитные средства был приобретен автомобиль, обязательства по кредиту исполнены им одним за счет средств, полученных по кредитному договору.

29.12.2000 сторонами был заключен брак, который расторгнут 24.12.2013.

27.06.2007 между Н. и О. заключен брачный договор, удостоверенный нотариусом. Согласно договору квартира (и имущественные права на нее), которая будет приобретаться в период брака после заключения договора на имя О., будет являться исключительно собственностью О.

03.08.2008 О. по договору купли-продажи приобретена в собственность квартира, в том числе за счет кредитных средств, представленных по кредитному договору от 26.09.2007 и дополнительному соглашению к нему от 29.02.2008, заключенным О. с банком.

В период с 01.01.2014 до 29.06.2016 О. по кредитному договору и дополнительному соглашению к нему выплачена часть основного долга и процентов.

Суд первой инстанции отказал в иске О., руководствуясь ст. ст. 33, 40 - 43 СК РФ, ст. 307 ГК РФ, исходя из брачного договора, согласно которому квартира является личной собственностью О., и пришел к выводу, что обязательства по кредитному договору, соответственно, являются личными обязательствами (долгом) О. Отказывая О. в признании совместно нажитым в период брака долга по кредитному договору от 24.10.2013 и о взыскании с Н. денежных средств, выплаченных О. по данному договору, руководствуясь ст. ст. 39, 45 СК РФ, суд исходил из того, что О. не представлено доказательств возникновения обязательств по этому кредитному договору по инициативе О. и Н. в интересах семьи либо что все заемные денежные средства были использованы на нужды семьи. Кроме того, О. не представлено доказательств приобретения спорного автомобиля на кредитные средства.

В силу брачного договора на любое другое имущество (кроме квартиры), приобретенное в период брака, распространяется режим совместной собственности, а также п. 1 ст. 33 СК РФ, в связи с чем автомобиль являлся совместной собственностью. После расторжения брака автомобиль остался в пользовании О. с согласия Н., что не оспаривалось О. 28.04.2015 О. продал автомобиль.

Частично удовлетворяя встречный иск Н., руководствуясь ст. ст. 35, 38, 39 СК РФ, ст. 253 ГК РФ, суд исходил из условий брачного договора, акта оценки автомобиля и пришел к выводу о взыскании с О. в пользу Н. 1/2 доли рыночной стоимости автомобиля.

Брачный договор не расторгнут, не изменен и не признан недействительным.

В силу пп. 1 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 29.12.2006 N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" средства (часть средств) материнского (семейного) капитала в соответствии с заявлением о распоряжении могут направляться на приобретение (строительство) жилого помещения, осуществляемое гражданами посредством совершения любых не противоречащих закону сделок и участия в обязательствах (включая участие в жилищных, жилищно-строительных и жилищных накопительных кооперативах), путем безналичного перечисления указанных средств организации, осуществляющей отчуждение (строительство) приобретаемого (строящегося) жилого помещения, либо физическому лицу, осуществляющему отчуждение приобретаемого жилого помещения, либо организации, в том числе кредитной, предоставившей по кредитному договору (договору займа) денежные средства на указанные цели.

Само по себе использование средств материнского капитала в счет частичного погашения основного долга и процентов по кредитному договору на приобретение квартиры не изменяет режим личной собственности О. на квартиру, установленный брачным договором.

Судебная коллегия отклонила довод о том, что не может быть применена к правоотношениям, возникшим при разделе имущества супругов, ст. 45 СК РФ, поскольку эта статья предполагает ответственность супругов по обязательствам перед третьими лицами, а не между собой.

В силу ч. 1 ст. 35 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. Аналогичные положения закреплены и в ст. 253 ГК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 СК РФ по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга.

Согласно ч. 2 ст. 45 СК РФ взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи. При недостаточности этого имущества супруги несут по указанным обязательствам солидарную ответственность имуществом каждого из них.

О. не представлено доказательств того, что средства по заключенным им кредитным договорам были потрачены на нужды семьи, а также что спорный автомобиль был приобретен в общую совместную собственность за счет кредитных средств.

 

3. Имущество, принадлежащее по брачному договору одному из супругов, не включается в наследственную массу после смерти другого супруга

 

Если в соответствии с брачным договором квартира не может быть признана совместной собственностью супругов, то она не может быть включена в наследственную массу после смерти супруга, в чьей собственности она находилась (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда N 33-21888/2016).

На основании п. 1 ст. 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (ст. 1112 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Общим имуществом супругов являются в том числе приобретенные за счет общих доходов супругов недвижимые вещи и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (п. 2 ст. 34 СК РФ).

Вместе с тем, в силу п. 1 ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

М. умер 06.11.2014. Р. является дочерью М. Б. состояла в браке с М. на момент его смерти. Наследниками М. являются истец и ответчик, ими получены свидетельства о праве на наследство по закону.

23.09.2014 произведена государственная регистрация права собственности Б. на квартиру на основании договора участия в долевом строительстве жилого дома от 27.05.2013, акта приема-передачи от 01.09.2014. Договор участия в долевом строительстве был заключен Б. в отношении приобретения по окончании строительства квартиры. Согласно акту приема-передачи от 01.09.2014 во исполнение условий договора Б. приняла квартиру от застройщика.

Б. и М. заключен брачный договор, удостоверенный нотариусом. В соответствии с договором права и обязанности, права требования квартиры, в том числе денежные средства, а также квартира, приобретаемая в период брака на имя Б., будут являться ее собственностью. На данное имущество режим совместной собственности не распространяется. Ни при каких обстоятельствах, в том числе в случае прекращения брака или раздела имущества, М. обязуется не предъявлять претензий на раздел этой квартиры и не претендовать на выдел доли в праве собственности на нее. Условия брачного договора о раздельной собственности супругов на указанное имущество учитываются при определении состава наследства в случае смерти одного из супругов, в связи с чем переживший супруг не будет иметь права требовать выдела супружеской доли из этого имущества умершего супруга. В данном имуществе пережившего супруга доли умершего супруга не будет. Для управления, распоряжения, в том числе последующего отчуждения квартиры, предварительного письменного согласия супруга не требуется.

В силу брачного договора эта квартира не может быть признана общей совместной собственностью супругов, даже если будет установлено, что во время брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (ремонт, достройка и пр.). Расходы на неотделимые улучшения, сделанные во время брака, возмещению не подлежат как во время брака, так и в случае его расторжения.

Все остальное движимое и недвижимое имущество, приобретенное в период брака на имя одного из супругов, будет являться их общей совместной собственностью.

Брачный договор не оспорен и недействительным не признан.

Суд пришел к выводу о том, что, поскольку в соответствии с брачным договором спорная квартира не может быть признана совместной собственностью супругов, она не может быть включена в наследственную массу после смерти М.

Ссылка на п. 1 ст. 46 СК РФ правового значения не имеет, поскольку несоблюдение данной нормы влечет установленную в ней ответственность перед кредитором по обязательственным правам должника - супруга в отношении имущества, указанного в брачном договоре, и не распространяет свое действие на отношения по наследованию данного имущества.

 

4. Супруг-должник обязан уведомлять кредитора обо всех случаях заключения, изменения или расторжения брачного договора и должен отвечать по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора

 

Не извещенный о заключении брачного договора кредитор одного из супругов изменением режима имущества супругов юридически не связан и вправе требовать обращения взыскания на имущество, перешедшее согласно брачному договору супругу должника (Апелляционное определение Саратовского областного суда от 14.09.2016 N 33-7009).

Отказывая в признании недействительным брачного договора, суд исходил из того, что он не является мнимой сделкой, совершенной без намерения создать соответствующие ей юридические последствия (п. 1 ст. 170 ГК РФ), а неуведомление должником своего кредитора о заключении брачного договора не влечет признания его недействительным. Однако, отказывая в выделе доли В., суд не принял во внимание ст. ст. 255, 256 ГК РФ. В соответствии со ст. 255 ГК РФ кредитор участника долевой или совместной собственности при недостаточности у собственника другого имущества вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания. Если выделение доли в натуре невозможно либо против этого возражают остальные участники долевой или совместной собственности, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным участникам общей собственности по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли, с обращением вырученных от продажи средств в погашение долга. В случае отказа остальных участников общей собственности от приобретения доли должника кредитор вправе требовать обращения взыскания на долю должника в праве общей собственности путем продажи этой доли с публичных торгов.

На основании п. п. 1, 3, 4 ст. 256 ГК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. По обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество, находящееся в его собственности, а также на его долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества. Правила определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются семейным законодательством.

Кроме того, суд не учел позицию Конституционного Суда РФ относительно законности п. 1 ст. 46 СК РФ, в соответствии с которой, допустив возможность договорного имущества супругов, федеральный законодатель - исходя из необходимости обеспечения стабильности гражданского оборота, а также защиты интересов кредиторов от недобросовестного поведения своих контрагентов, состоящих в брачных отношениях, и учитывая, что в силу брачного договора некоторая, в том числе значительная, часть общего имущества супругов может перейти в собственность того супруга, который не является должником - предусмотрел в п. 1 ст. 46 СК РФ обращенное к супругу-должнику требование уведомлять своего кредитора обо всех случаях заключения, изменения или расторжения брачного договора и его обязанность отвечать по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора, если он указанное требование не выполняет. Соответственно, не извещенный о заключении брачного договора кредитор изменением режима имущества супругов юридически не связан и по-прежнему вправе требовать обращения взыскания на имущество, перешедшее согласно брачному договору супругу должника.

Таким образом, требования о выделении доли должника В. из совместной собственности супругов без учета брачного договора основаны на законе.

Несостоятельны доводы ответчика о том, что у него на основании исполнительного листа удерживаются денежные суммы в пользу взыскателя С., в связи с чем суд правомерно отказал в выделе его доли из общего имущества супругов, поскольку эти доводы сводятся к ошибочному толкованию законодательства.

В ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель установил отсутствие у В. какого-либо иного имущества, на которое можно было бы обратить взыскание, помимо заработной платы, в связи с наличием брачного договора. То обстоятельство, что на основании исполнительного листа с ответчика удержана денежная сумма, а также то, что по исполнительному производству о взыскании с В. судебных расходов денежные средства выплачены ответчиком в полном объеме, с учетом имеющейся задолженности, не свидетельствуют о возможности погашения имеющегося у него долга.

При таких обстоятельствах выводы суда об отсутствии оснований для выдела доли В. в общем имуществе нельзя признать обоснованными. Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции в части отказа в выделении доли из общей совместной собственности и в этой части иск удовлетворила.

Не извещенный о заключении брачного договора кредитор изменением режима имущества супругов юридически не связан и вправе требовать обращения взыскания на имущество, перешедшее согласно брачному договору супругу должника; нахождение спорной квартиры в залоге у банка не является основанием для отказа в иске (Апелляционное определение Саратовского областного суда от 14.09.2016 N 33-7009).

А. обратился с иском к Г.Р. и Г.А. о выделе доли должника в общем имуществе супругов, обращении взыскания на долю должника в общем имуществе супругов.

Ответчиками заключен брачный договор, в соответствии с которым имущество, нажитое супругами во время брака, является в период брака общей совместной собственностью супругов, за исключением имущества, лично принадлежащего по закону одному из супругов, а также за исключением случаев, предусмотренных в договоре. Приобретенное или приобретаемое супругой во время брака любое недвижимое имущество на имя супруги за счет собственных и кредитных средств, в том числе на средства предоставленного супруге ипотечного кредита, как в период брака, так и в случае его расторжения, признается личной собственностью супруги. В случае приобретения супругой любого недвижимого имущества за счет кредитных средств обязанность по возврату кредита возлагается на супругу.

В соответствии с п. 1 ст. 46 СК РФ супруг обязан уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, изменении или расторжении брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора.

Брачный договор заключен ответчиками после заключения истцом и Г.Р. договоров, в связи с неисполнением обязательств по которым с Г.Р. в пользу истца взыскана задолженность. Между тем доказательств того, что Г.Р. в порядке исполнения ст. 46 СК РФ было направлено уведомление истцу о заключении брачного договора и изменении режима совместно нажитого имущества, ответчиками не представлено. Г.Р. не отрицал, что не уведомлял истца о заключении брачного договора.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 13.05.2010 N 839-О-О, допустив возможность договорного режима имущества супругов, закон - учитывая, что в силу брачного договора часть общего имущества супругов может перейти в собственность того супруга, который не является должником, - предусмотрел в п. 1 ст. 46 СК РФ обращенное к супругу-должнику требование уведомлять своего кредитора о заключении, изменении или расторжении брачного договора и его обязанность отвечать по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора, если он это требование не выполняет. Соответственно, не извещенный о заключении брачного договора кредитор изменением режима имущества супругов юридически не связан и по-прежнему вправе требовать обращения взыскания на имущество, перешедшее согласно брачному договору супругу должника.

При таких обстоятельствах Г.Р. должен отвечать по гражданско-правовому обязательству независимо от содержания брачного договора.

В силу ст. 255 ГК РФ кредитор участника долевой или совместной собственности при недостаточности у собственника другого имущества вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания. Если в таких случаях выделение доли в натуре невозможно либо против этого возражают остальные участники собственности, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным участникам общей собственности по цене, соразмерной рыночной стоимости доли, с обращением вырученных от продажи средств в погашение долга. В случае отказа остальных участников от приобретения доли должника кредитор вправе требовать обращения взыскания на долю должника в праве общей собственности путем продажи этой доли с публичных торгов.

Учитывая, что у Г.Р. имеются перед истцом неисполненные денежные обязательства, имущества Г.Р. недостаточно для исполнения обязательств, требования истца подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 255 ГК РФ 14.01.2016 истцом в адрес Г.Р. направлено требование продать долю в совместно нажитом имуществе Г.А. с обращением вырученных от продажи денежных средств в погашение задолженности по исполнительному производству. От Г.А. получен отказ от приобретения доли Г.Р.

Поскольку при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе их доли признаются равными, доли ответчиков в совместно нажитом имуществе на квартиру и автомобиль признаются равными, возможно выделить долю Г.Р. в размере 1/2 в праве собственности на квартиру и в размере 1/2 в праве собственности на автомобиль и обратить взыскание в пользу истца путем продажи с публичных торгов на принадлежащие Г.Р. доли в размере 1/2 в праве собственности на указанное имущество.

Нахождение спорной квартиры в залоге у банка не является основанием для отказа в иске.

В соответствии с п. 1 ст. 353 ГК РФ в случае перехода прав на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев, указанных в пп. 2 п. 1 ст. 352 и ст. 357 ГК РФ) либо в порядке универсального правопреемства залог сохраняется.

Согласно Постановлению Пленума ВС РФ от 17.11.2015 N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" судебный пристав-исполнитель может обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем (ч. 3 ст. 87 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"), при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание. Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц (п. 1 ст. 353, ст. 460 ГК РФ, ст. 38 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)"), в том числе с извещением покупателя о том, что реализуемое имущество находится в залоге, и, соответственно, с сохранением залога при переходе прав на имущество от залогодателя-должника к покупателю. Продажа заложенного имущества в отсутствие требуемого извещения и его приобретение лицом, которое не знало и не должно было знать, что имущество является предметом залога, в силу пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ влечет прекращение залога. В этом случае залогодержатель вправе требовать возмещения убытков с лица, на которое возложена обязанность предоставления информации об обременении имущества.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции и иск удовлетворила.

 

5. Условие брачного договора о предоставлении супругом в собственность другого супруга квартиры не влечет возникновения права требования выплаты супругу денежного эквивалента стоимости квартиры

 

Если по условиям брачного договора одна сторона обязалась предоставить другой стороне на праве собственности квартиру, то требования о выплате денежного эквивалента стоимости квартиры сводятся к изменению условий брачного договора в одностороннем порядке и удовлетворению не подлежат (Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 12.08.2016 N 33-2945/2016).

Стороны состояли в зарегистрированном браке с 12.02.2011 по 23.08.2012. 10.02.2011 ими был заключен брачный договор, по условиям которого при расторжении брака К. принял на себя обязательство предоставить на праве собственности Г. квартиру.

13.08.2015 Г. обратилась с иском о понуждении к исполнению брачного договора, просила обязать К. приобрести на ее имя квартиру, а именно произвести выплату М. в счет оплаты стоимости квартиры, а М. обязать передать квартиру в ее собственность.

К. обратился со встречным иском о признании частично недействительным брачного договора.

Решением суда в иске Г. и встречном иске К. отказано. Суд исходил из того, что К. не принимал на себя обязательства о передаче Г. каких-либо денежных средств, в связи с чем требования о понуждении его к выплате денежного эквивалента стоимости квартиры не соответствуют принятым сторонам обязательствам и противоречат брачному договору.

В соответствии со ст. 307 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

По требованию одного из супругов брачный договор может быть изменен или расторгнут по решению суда по основаниям и в порядке, которые установлены ГК РФ для изменения и расторжения договора. Брачный договор является двусторонней сделкой, для изменения которой должно быть соглашение двух лиц.

Между тем требования Г. о выплате денежного эквивалента стоимости квартиры сводятся к изменению условий брачного договора в одностороннем порядке, притом что двустороннее соглашение об изменении условий договора стороны не заключали. По условиям договора К. обязался предоставить Г. на праве собственности квартиру, но не выплатить в ее пользу денежные средства на приобретение квартиры, такого условия брачный договор не содержит.

Довод Г. о преюдиции решения суда от 28.09.2015, в котором содержится вывод об обязанности К. по передаче Г. квартиры в натуре либо стоимости ее эквивалента, является несостоятельным, поскольку в силу ст. 61 ГПК РФ обязательными для суда являются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением по ранее рассмотренному делу, а не выводы суда об обстоятельствах.

 

6. Начало течения срока исковой давности по требованиям, основанным на брачном договоре, не зависит от даты прекращения брака

 

Течение срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, начинается не со времени прекращения брака, а со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество (Определение Ленинградского областного суда от 20.04.2016 N 33-1820/2016).

Стороны заключили брачный договор, согласно которому в случае расторжения брака сторонам принадлежит по 1/2 доле в праве собственности на земельный участок и дом.

Л. сослалась на то, что от регистрации на ее имя перехода права собственности на 1/2 доли спорного имущества Н. уклоняется. Указала на условия заключенного между сторонами брачного договора, приобретение спорного имущества в период брака.

Брачный договор, заключенный в период брака, вступает в силу после его нотариального удостоверения, с момента которого у супругов возникают предусмотренные этим договором права и обязанности.

Л. преследовала цель - восстановить свое право на 1/2 долю спорных участка и дома, ссылаясь при этом на брачный договор, который совершен в надлежащей форме, никем не оспорен, требования о признании его недействительным не заявлялись. Он фактически исполнен, что подтверждается в том числе и Н., который указал, что Л. препятствовала ему в проживании и пользовании спорным домом, пользовалась домом и участком сама, что вынудило его возвести на спорном участке еще один садовый дом, с иском о сносе которого Л. ранее обращалась в суд, в чем ей было отказано.

После расторжения брака раздел имущества между бывшими супругами в судебном порядке не производился, спора о порядке пользования общим имуществом не имелось, от своих прав на долю земельного участка и садового дома Л. не отказывалась, спорным имуществом пользуется, неоднократно обращалась к Н. с просьбой зарегистрировать переход права собственности на ее имя.

Признание за Л. права на спорное имущество является основанием для его регистрации.

Довод о пропуске срока исковой давности отклонен. Пунктом 7 ст. 38 СК РФ предусмотрено, что к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности. При этом течение этого срока для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество (п. 2 ст. 9 СК РФ, п. 1 ст. 200 ГК РФ). Аналогичные разъяснения содержатся в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", где указано, что течение этого срока следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Л. указала, что о нарушении своих прав она узнала в августе 2015 года, когда Н. не явился по ее извещению на государственную регистрацию перехода права собственности на спорное имущество. До этого она пользовалась (и ей не чинились в этом со стороны ответчика препятствия) как участком, так и домом, не отказываясь от своих прав на них. Кроме того, регистрация права собственности на участок была произведена Н. лишь в 2015 году.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции и иск удовлетворила.

Поскольку брачным договором не определен срок исполнения принятого супругом обязательства, в соответствии с п. 2 ст. 200 ГК РФ начало течения срока исковой давности определяется моментом предъявления вторым супругом в суд требования об исполнении условий брачного договора (Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 12.08.2016 N 33-2945/2016).

Стороны состояли в зарегистрированном браке с 12.02.2011 по 23.08.2012. 10.02.2011 ими был заключен брачный договор, по условиям которого при расторжении брака К. принял на себя обязательство предоставить на праве собственности Г. квартиру, выбор квартиры определяется Г. Договор удостоверен нотариусом, в силу ст. 41 СК РФ вступил в силу со дня государственной регистрации брака 12.02.2011.

13.08.2015 Г. обратилась с иском о понуждении к исполнению брачного договора, просила обязать К. приобрести на ее имя квартиру, а именно: произвести выплату М. в счет оплаты стоимости квартиры, а М. обязать передать квартиру в ее собственность.

К. указал на пропуск Г. срока исковой давности, считая, что срок возникновения и исполнения обязательства, вытекающего из брачного договора, определен расторжением брака. Брак прекращен 23.08.2012. С этого дня у Г. возникло право требования исполнения им брачного договора. Следовательно, срок исковой давности по требованию о понуждении к исполнению брачного договора истек 23.08.2015. 13.08.2015 Г. подала иск о понуждении к исполнению брачного договора. Решение суда об отказе в иске вступило в силу 15.12.2015. Повторно с иском о понуждении к исполнению брачного договора, рассматриваемым в настоящем деле, Г. обратилась 24.02.2016, то есть за пределами срока исковой давности. Кроме того, 13.08.2015 Г. уже обращалась с таким иском. Решением суда, вступившим в законную силу, в иске было отказано. Предметом иска от 13.08.2015 являлось требование о понуждении к исполнению брачного договора. В качестве основания указаны факт расторжения брака и необходимость исполнения К. принятого на себя обязательства.

Правовые основания для применения срока исковой давности отсутствуют, поскольку брачным договором не определен срок исполнения принятого К. обязательства, в связи с чем в соответствии с п. 2 ст. 200 ГК РФ начало течения срока исковой давности определено моментом предъявления Г. 13.08.2015 в суд требования об исполнении условий брачного договора.

 

7. Условия брачного договора расцениваются как подтверждение намерений супругов на распоряжение совместно нажитым имуществом

 

Суд отказал в иске об оспаривании сделок и признании права собственности на долю супруги в имуществе, поскольку, давая согласие супругу на отчуждение общего имущества, она сама распорядилась принадлежащими ей правами; иск о признании права собственности детей на доли в имуществе удовлетворен, поскольку распоряжение супругой своими правами не может быть основанием для вывода о распоряжении правами детей (Апелляционное определение Липецкого областного суда от 24.02.2016 по делу N 33-569/2016).

П.Д.А. и П.И.И. состояли в зарегистрированном браке, брак был прекращен. Они являются родителями несовершеннолетних детей.

П.И.И. в связи с рождением второго ребенка был выдан сертификат на материнский (семейный) капитал, подтверждающий ее право на получение такого капитала в соответствии с Федеральным законом от 29.12.2006 N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей".

По договору купли-продажи П.Д.А. в период брака и совместного проживания приобрел в собственность земельный участок, на котором был возведен объект незавершенного строительства - жилой дом, право собственности на дом было зарегистрировано за П.Д.А.

П.Д.А. был заключен договор целевого займа для завершения строительства дома на срок 10 лет.

П.И.И. обратилась с заявлением о направлении средств материнского капитала на улучшение жилищных условий - погашение основного долга и процентов по договору займа на строительство жилья, оформленного на П.Д.А. К заявлению было приложено обязательство П.Д.А., удостоверенное нотариусом, согласно которому в связи с намерением воспользоваться правом направить средства материнского капитала на погашение долга по договору займа он обязуется оформить в общую собственность П.Д.А., П.И.И. и детей с определением размера долей по соглашению объект недвижимости, состоящий из объекта незавершенного строительства, приобретаемый (построенный) на средства займа и принадлежащий ему, в течение 6 месяцев после ввода данного объекта в эксплуатацию. Данное обязательство не оспаривалось, доказательств его исполнения нет.

Выпиской из домовой книги подтверждено, что П.Д.А., П.И.И. и их дети зарегистрированы в спорном доме в качестве квартирантов.

Целевой заем погашен полностью материнским капиталом.

В ЕГРП было зарегистрировано право собственности П.Д.А. на жилой дом.

П.И.И. дала согласие П.Д.А. на отчуждение в любой форме и на любых условиях жилого дома и земельного участка, согласие было удостоверено нотариусом.

П.Д.А. и С.А.В. заключили договор купли-продажи, по условиям которого П.Д.А. продал С.А.В. жилой дом и земельный участок, расчет произведен полностью до подписания договора, договор имеет силу передаточного акта. В ЕГРП было зарегистрировано право собственности С.А.В. на данное имущество, при этом для осуществления регистрации предоставлялось также согласие П.И.И. на его отчуждение.

С.А.В. и П.В. заключили договор купли-продажи, по условиям которого С.А.В. продал П.В. жилой дом и земельный участок, расчет произведен полностью до подписания договора, договор имеет силу передаточного акта. В ЕГРП было зарегистрировано право собственности на данное имущество.

П.Д.А. и П.И.И. заключили нотариально удостоверенный брачный договор, согласно которому они, находясь в зарегистрированном браке, определили правовой режим имущества, приобретенного ими во время брака, на период этого брака, а также на случай его расторжения - земельный участок и жилой дом, которые предполагает приобрести на свое имя П.Д.А. на средства ипотечного кредита, предоставляемого ему банком, по соглашению супругов признается личной собственностью П.Д.А., а обязанность по возврату кредита - его личной обязанностью, П.И.И. не несет ответственности за возврат кредита.

П.В. и П.Д.А. заключили договор купли-продажи с использованием кредитных средств, по условиям которого П.В. продал П.Д.А. жилой дом и земельный участок, расчет производится в следующем порядке: часть суммы покупатель передает продавцу до подписания договора за счет собственных средств, окончательный расчет производится за счет кредитных средств в течение 3 дней с даты государственной регистрации перехода права собственности и ипотеки на объект недвижимости. Покупатель приобретает данное имущество с использованием кредитных средств, предоставляемых ему банком по кредитному договору. Имущество приобретается в собственность покупателя в соответствии с брачным договором.

Между П.Д.А. и банком был заключен кредитный договор, по которому кредитор предоставляет заемщику денежные средства на приобретение жилого дома с земельным участком, а заемщик осуществляет возврат кредита и уплачивает проценты в порядке, установленном договором, обеспечением исполнения обязательств заемщика является залог приобретаемого им имущества.

В ЕГРП было зарегистрировано право собственности П.Д.А. на жилой дом и земельный участок, а также обременение в виде ипотеки в силу закона в пользу банка.

При заключении перечисленных сделок предоставлялись справки о том, что в жилом доме никто не зарегистрирован.

П.Д.А. на время вынесения решения является собственником спорного имущества. В связи с ненадлежащим исполнением П.Д.А. обязательств по кредитному договору банк обратился к нему с иском о взыскании кредитной задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество, в настоящее время иск не рассмотрен.

Суд первой инстанции исходил из наличия нотариального согласия П.И.И. на отчуждение П.Д.А. в любой форме и на любых условиях спорного жилого дома и земельного участка и содержания брачного договора и пришел к выводу, что П.И.И., давая согласие на отчуждение имущества, в том числе приобретенного частично за счет средств материнского капитала, сама распорядилась принадлежащим ей и несовершеннолетним детям правом на долю в данном имуществе при отсутствии доказательств наличия у нее заблуждения, имеющего существенное значение относительно природы сделки.

Однако из согласия П.И.И., содержания брачного договора следует, что П.И.И. распорядилась только своими правами, поэтому они не могут быть основаниями для вывода о распоряжении правами детей, а вывод суда о возможности П.И.И. защищать права детей иным способом сам по себе не исключает возможности предъявления требований о признании права собственности на долю в спорном доме за каждым из детей.

Законом "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" предусмотрено, что дополнительные меры государственной поддержки семей, имеющих детей, установлены в целях обеспечения в том числе возможности улучшения жилищных условий семей, имеющих детей.

В силу ст. 7 данного Закона лица, получившие сертификат, могут распоряжаться средствами материнского (семейного) капитала в полном объеме либо по частям, в том числе на улучшение жилищных условий.

Заявление о распоряжении может быть подано в любое время со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей в случае необходимости использования средств (части средств) материнского (семейного) капитала на погашение основного долга и уплаты процентов по кредитам или займам на приобретение (строительство) жилого помещения, включая ипотечные кредиты, предоставленным гражданам по кредитному договору (договору займа), заключенному с организацией, в том числе кредитной организацией.

В соответствии со ст. 10 данного Закона жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению.

Спорный жилой дом построен с использованием средств материнского капитала, и П.Д.А. принято обязательство, что в связи с намерением воспользоваться правом направить средства материнского семейного капитала по сертификату, выданному на имя П.И.И., он обязуется оформить в общую собственность П.Д.А., П.И.И. и детей с определением размера долей по соглашению в течение 6 месяцев в случае индивидуального жилищного строительства - после ввода объекта индивидуального жилищного строительства в эксплуатацию (при отсутствии обременения).

Спорный дом введен в эксплуатацию с оформлением права собственности за П.Д.А., не установлено наличия соглашения об определении долей в доме между указанными лицами либо ином зачетном исполнении этого обязательства.

Судебная коллегия считает подлежащими удовлетворению требования о признании права собственности на 1/30 долю за каждым из детей, исходя из расчета П.И.И. о пропорции размера материнского капитала, пошедшего на строительство спорного дома, в соответствии с которым на двоих детей приходится 1/15 доля, а на каждого по 1/30 доли за счет уменьшения права собственности на весь дом П.Д.А.

Требования П.И.И. об оспаривании кредитного договора в части применения залога на весь спорный дом не являются достаточными основаниями для признания недействительным одного из пунктов кредитного договора, стороной которого она не является и обязательств по нему не несет в силу действующего брачного договора.

Залог на спорный дом является способом обеспечения обязательств П.Д.А. по кредитному договору и возник на основании данного договора, в настоящее время имеется необходимость сохранения обременения данного имущества залогом, независимо от изменения предмета залога при признании прав детей на долю в нем.

Применение залога связано с рассмотрением иного судебного спора, в ходе которого стороны вправе определить его судьбу, в том числе владелец имущества П.Д.А. вправе компенсировать права других лиц на залоговое имущество, в то время как у залогодержателя сохраняются права обеспечения в полном объеме до рассмотрения спора, а при обращении взыскания на данное имущество имеется право раздельной продажи, выдела доли. Сохранение залога при изменении предмета залога вытекает из параграфа 3 гл. 23 ГК РФ.

В остальной части суд правильно исходил из того, что П.И.И., давая согласие П.Д.А. на отчуждение принадлежащего им имущества, сама распорядилась принадлежащими ей правами, нет доказательств, что она была введена в заблуждение, имеющее существенное значение относительно природы сделок, что явно видно из характера ее действий, когда в отношениях с другими лицами при заключении оспариваемых сделок они с П.Д.А. представляли из себя супругов, она как супруга в присутствии нотариуса давала согласие на сделку П.Д.А. с домом, а при заключении брачного договора у нотариуса было прямо указано на намерение П.Д.А. приобрести с использованием кредитных средств жилой дом и земельный участок, который им ранее принадлежал, что ей было известно, но она снимала с себя обязанности по возврату указанных кредитных средств. Налицо ее осведомленность по оспариваемым сделкам в период их совершения.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции в части отказа в иске о признании права собственности на жилой дом за детьми, в этой части требование удовлетворила, в остальной части оставила решение без изменения.

 

8. Если супруги не были ознакомлены нотариусом с правовыми последствиями избранного ими правового режима совместно нажитого имущества, брачный договор может быть признан недействительной сделкой

 

Брачный договор должен содержать указание на то, что он был вслух прочитан нотариусом, прочитан сторонами лично, им были разъяснены основные положения о правах и обязанностях сторон, последствиях заключения брачного договора и что эти положения им понятны (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.01.2016 N 33-0146/2016).

Стороны заключили брачный договор, которым изменили установленный законом режим совместной собственности и установили режим раздельной собственности супругов как на уже имеющееся, так и на будущее имущество.

В договоре имеется отметка о том, что он подписан сторонами в присутствии нотариуса. Личность сторон установлена, дееспособность их проверена. Однако в нем отсутствует указание на то, что сторонам нотариусом было разъяснено существо сделки, правовые последствия подписания договора, что текст договора был зачитан вслух.

Суд исходил из того, что из текста брачного договора не следует, что нотариус вслух зачитывал его, как этого требует закон, и указание о прочтении в самом тексте договора отсутствует; в договоре не отмечено, что при его заключении супруги были ознакомлены нотариусом с правовыми последствиями избранного ими правового режима имущества, условиями заключения брачного договора, что правовой режим недвижимого имущества стороны определили в соответствии со своей волей и своим желанием, что воля каждого супруга была сформирована свободно, самостоятельно, без принуждения.

Согласно ст. 16 Основ законодательства РФ о нотариате (далее - Основы) нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий, с тем чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред, то есть при совершении нотариального действия нотариус обязан разъяснить права и обязанности, предупредить о последствиях совершаемых нотариальных действий.

В соответствии со ст. 54 Основ  нотариус обязан разъяснить сторонам смысл и значение представленного ими проекта сделки и проверить, соответствует ли его содержание действительным намерениям сторон и не противоречит ли требованиям закона.

Статья 44 Основ предусматривает, что содержание нотариально удостоверяемой сделки, а также заявления и иных документов должно быть зачитано вслух участникам.

Из содержания брачного договора не следует, что при его заключении супруги были ознакомлены нотариусом с правовыми последствиями избранного ими правового режима имущества, что воля каждого супруга была сформирована свободно, самостоятельно, что нотариус вслух зачитывал договор, как этого требует закон.

Согласно ст. 54 Основ нотариус обязан разъяснить сторонам смысл и значение удостоверяемой им сделки и проверить, соответствует ли ее содержание действительным намерениям сторон и не противоречит ли требованиям закона, что в данном случае нотариусом сделано не было. Основные положения о правах и обязанностях сторон, последствиях при заключении ими брачного договора содержатся в СК РФ, положения которого подлежали разъяснению, однако брачный договор не содержит сведений о том, что положения СК РФ разъяснялись супругам.

Из текста договора не следует, что перед его подписанием сторонами он был прочитан ими лично, что содержание заключаемой сделки и ее последствия, а также содержание ст. ст. 33 - 42 СК РФ им известно и понятно. Допустимых доказательств, подтверждающих соблюдение нотариусом ст. ст. 16, 44 и 56 Основ, не представлено.

Таким образом, в брачном договоре отсутствует не только указание на то, что он был вслух прочитан нотариусом, но и указание на то, что он был прочитан сторонами лично, что сторонам были разъяснены основные положения о правах и обязанностях сторон, последствиях заключения брачного договора и что эти положения им понятны.

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь